Книги по Forex и биржевой торговле
Швагер Д. Маги фондового рынка. Интервью с ведущими трейдерами рынка акций

Джек Швагер – известный финансист, автор таких финансовых бестселлеров, как "Новые маги рынка", "Технический анализ. Полный курс" и др. "Маги фондового рынка" – последняя книга знаменитой серии "Маги рынка", в которой автор берет интервью у наиболее успешных американских трейдеров и портфельных управляющих.

Дилинговый центр Forex4you Forex Club


НОВОЕ О МАРКЕ МИНЕРВИНИ

Результаты, достигнутые Минервини ко времени нашей первой беседы (220% среднегодового прироста капитала с учетом реинвестиций торговых прибылей за пять с половиной лет), было бы трудно поддерживать на одном уровне даже в случае самого благоприятного стечения обстоятельств. Минервини и сам замечал, что такого рода прибыль практически невозможна в период продолжительного медвежьего рынка. Стратегия, чья основная цель — выявление компаний, обладающих потенциально высокой прибыльностью, очевидно, ориентирована на открытие длинных позиций. В ситуации, когда, согласно его прогнозам, на рынке господствует медвежья тенденция, Минервини предпочитает практически не инвестировать в акции, обеспечивая сохранность капитала и дожидаясь более благоприятного момента для начала торговли — тактика, по признанию Минервини, нашедшая мало понимания среди его инвесторов. Не удивительно поэтому, что фонд Минервини, открытый в январе 2000 года, то есть за три месяца до пика бычьего рынка, последующие 2 3/4 года просуществовал в наличных деньгах. Отчет о прибылях отражает принятую модель сохранения капитала: с начала медвежьего рынка (апрель 2000 года) рост составил всего 3% (для сравнения приведем цифры, касающиеся падения рынка в целом: падение S&P составило 45%; Nasdaq — 75%).

В момент нашей предыдущей беседы вы только начинали управлять чужими деньгами. Расскажите подробнее о своей работе в фонде.

Оказалось, что моя инвестиционная стратегия и концепции институциональных инвесторов, касающиеся торговли, вступают в противоречие.

В чем суть конфликта?

Суть моего метода — крупные позиции при сильной концентрации; управление риском осуществляется через установление очень жестких правил ограничения убытков, а также через постоянный мониторинг экономического состояния компаний, входящих в портфель. Я без колебаний выбираю агрессивную политику, когда чувствую, что рынок ей благоприятствует, и, наоборот, сколь угодно долго остаюсь вне рынка, если ситуация на рынке не удовлетворяет моим требованиям. Конфликт затронул обе составляющих метода: институциональные инвесторы, с одной стороны, не одобряют высокую концентрацию, с другой — не хотят целиком переходить на инструменты денежного рынка.

Если рынок месяц растет, а я остаюсь в деньгах, они звонят и говорят: «Другие мои фонды растут. Мои акции растут. Доу растет. Почему вы сидите в наличных?» Если рынок падает, а я в наличных, они заявляют: «Почему не открыты короткие позиции?»

Я не открываю коротких позиций только для того, чтобы что-нибудь сделать. Короткая позиция открывается только при наличии определенных характеристик, свойственных акции и рынку в целом. Если требуемые условия не соблюдены, я не могу рисковать. Это не значит, что рынок не будет падать. Сигнал, необходимый для открытия короткой позиции, я получаю в момент, когда начинается движение вниз с самой верхней точки, а отнюдь не тогда, когда рынок долго двигался вниз. Нельзя работать вне сферы своей компетенции. Билл Гейтс — лучший друг Уоррена Баффета, и все же Уоррен Баффет ни разу не купил ни единой акции Microsoft, потому что эта акция находится вне зоны его компетенции.

Моя торговая философия велит мне при необходимости подолгу оставаться вне рынка. Чем меньше времени я нахожусь в рынке, тем ниже риск. При соответствующих рыночных условиях я предпочитаю получать Х процентов прибыли от крупных инвестиций, размещаемых на рынке в течение трех месяцев в год, — такой результат устраивает меня больше, чем аналогичная сумма, заработанная благодаря круглогодичному присутствию на рынке.

Часть инвесторов не доверяет моей стратегии должным образом и, если во время движения рынка я нахожусь в стороне, выражает свое недовольство. Если инвесторам кажется, что вы управляете их деньгами не так, как следует, они отзывают свой капитал. Это странная ситуация: ведь изначально они нанимали вас для того, чтобы вы действовали по своему, а не по их усмотрению. Напоминает человека, который пришел к врачу с готовым рецептом для излечения собственной болезни. Но ничего не поделаешь: таков мир фондового рынка.


Для беспроблемного трейдинга рекомендую брокера Exness – здесь разрешен скальпинг, любые советники и стратегии; также можно иметь дело с Альпари; для инвесторов – однозначно Альпари с его множеством инвестиционных возможностей. – примеч. главного админа (актуально на 18.09.2017 г.).


Вы прекрасно справлялись с работой, когда торговали для себя, никому не давая отчета. Зачем вам понадобилось управлять чужим капиталом?

Было интересно попробовать управлять большими суммами денег. Я всегда восхищался такими людьми, как Стив Коэн из SАС или Ли Энсли из Maverick: они создали организации с огромными штатами трейдеров и огромными капиталами.

Чистая позиция вашего фонда Quantech — длинная. Как вам удается получать прибыль на чистой длинной позиции в период стабильного падения рынка?

Важная составляющая успеха на фондовом рынке - умение вовремя постоять в стороне. Часть стратегии должна быть посвящена тому, когда именно стратегия должна бездействовать. За время существования фонда Quantech, то есть за 2,5 года, почти полностью совпавших с периодом медвежьего рынка, наш капитал нередко был размещен на денежном рынке. В редких случаях чистая — очень небольшая — позиция была короткой. Скажем, 11 сентября у меня была открыта короткая позиция по Доу — по чистой случайности, разумеется.

Почему вы открыли ее?

Удивительно, до чего точно рынок предсказывает непредсказуемое будущее. В момент атаки на Всемирный торговый центр у меня была короткая позиция по Доу и планировалась длинная позиция по акциям оборонных предприятий. Я не открыл длинную позицию по акциям оборонной промышленности только потому, что рынок в целом являл чересчур медвежью картину. Представьте себе, если бы я осуществил свое намерение — короткая позиция по Доу и длинная по оборонной промышленности, — думаю, ко мне явились бы ребята из ФБР. До событий 11 сентября акции оборонных предприятий шли вверх, а рынок вниз. Я не хочу сказать, что рынок предвидел террористический акт, я просто удивляюсь тому, что эти две сделки — короткая позиция по Доу и длинная по оборонным акциям — к 11 сентября так четко обозначились в материалах моего анализа.

Во время нашего первого интервью вы еще не представляли себе, что такое — работать в условиях многолетнего медвежьего рынка. Медвежий рынок последних двух лет научил вас чему-нибудь новому?

Моя стратегия не изменилась ни на йоту. Разве что я утвердился в убеждении, что при отсутствии условий для заключения сделки лучший путь — отойти в сторону, остаться вне рынка. Если говорить о долгосрочных перспективах, я уверен, что компании, имеющие солидный денежный поток и прибыли, быстро растущие и предлагающие новую продукцию или услуги, будут вознаграждены. Я, со своей стороны, буду ждать, пока рынок сообщит, что он признал, наконец, существование этих положительных черт, поскольку мнение рынка — единственное, на что стоит полагаться.

Вы действительно не внесли в стратегию никаких изменений?

Да. Хотя я собираюсь пересмотреть некоторые модели и внести в них новую информацию. Скажем, я каждый год провожу анализ акций, показавших наилучший результат в прошлом году: таким образом, уточняются технические и фундаментальные критерии, позволяющие выявлять будущих победителей.

Ваше мнение по поводу недавних скандалов, связанных с бухгалтерской отчетностью?

Хотя американская бухгалтерия, возможно, лучшая в мире, само название бухгалтерской системы — GAAP (общепринятые бухгалтерские принципы) — вернее, первая часть первого слова в нем, говорит о том, что с бухгалтерией у нас не все в порядке. В математике не должно быть «общих мест». Отчеты должны строиться в соответствии с конкретной спецификой. Специфика может определяться сектором: компания, занятая розничной торговлей, отчитывается в соответствии с иными принципами, нежели страховая компания. Но внутри сектора компании должны строить свою отчетность на основе четких правил, не допускающих различного толкования. Как иначе может такая сложнейшая структура, как General Electric, у которой сотни отделений, чьи прибыли сопоставимы с валовым продуктом целых стран, каждый квартал отчитываться в каждом полученном центе? Большинство компаний работают в строгом соответствии с законом. Они не нарушают правил, а просто толкуют их в свою пользу. К счастью, последние события наверняка послужат причиной начала преобразований.

Как вы оцениваете долгосрочные перспективы развития рынка?

Я думаю, что текущее падение цен может привести к резкому скачку вверх, который может быть воспринят как начало бычьей тенденции. Я, однако, не верю, что нас ждет стабильный рост, подобный тому, который наблюдался в 1990-х годах. Одним из факторов, подтолкнувших бычий рынок в 1990-х годах, было психологическое и экономическое влияние падения коммунистических систем в конце 1980-х. В настоящее время я, скорее, склонен видеть начало новой холодной войны, с той только разницей, что коммунизм в качестве противника заменен терроризмом.

Какой совет дадите вы инвесторам, торгующим на сегодняшнем рынке?

Я постоянно даю один и тот же совет. Надо четко понимать, что движение цен на акции определяется совокупным мнением тысяч людей, и, значит, цена может пойти куда угодно. Надо быть готовым к самым непредвиденным ситуациям. Большинство интернет-компаний не стоили ничего, но на фоне всеобщего спроса они достигли неслыханных высот. Рынок, толпа — вот что определило победы и проигрыши инвесторов, вложивших свой капитал в эти акции.

Яндекс.Метрика
Лучшие брокеры:
Альпари
Forex4you
AForex
Содержание Далее
Дилинговый центр AForex Forex: пять шагов к успешному трейдингу Дилинговый центр Forex4you